Путник! Добро пожаловать на наш скромный и не совсем проект по всем известной и любимой вселенной "Гарри Поттера"! Ты думаешь, у нас все также, как у всех? Присмотрись внимательнее, и ты поймешь, что это далеко не так! Поспеши быть в числе самых первых участников и наших дорогих друзей!
WE NEED YOU


ADMINISTRATION

02.01.17 С новым 2017 годом друзья! всем новогоднего праздничного настроения и удачи)) Следите за Новостями форума))
19.12.16 Оба квеста запущены, обратите внимание на очередность постов. Созданы новые акции, в разработке рождественский ивент и прочие вкусности. Оставайтесь с нами.
26.11.16 Был наконец-то запущен первый сюжетный квест. И мы очень рады тому факту, что он оказался на "серьезной" стороне. Приступаем, мастера интриг!
22.10.16.Мы на той стадии, когда мы ищем постоянного пиарщика. А теперь к новостям. Близится Хеллоуин! И не смотря на наши маленькие числа, мы все же сплоченные ребята, а посему будет запущен конкурс! Следите за обновлениями~
21.09.16. На ролевой начали появляться первые квесты! С чем я и поздравляю всех первопроходцев и всех, кто сейчас уже договаривается об открытии эпизода. Администрация приступила к обсуждению первого квеста в который у каждого желающего будет возможность записаться.
08.09.16. Мы приступаем к пиару дамы и господа! Наши двери открыты и мы рады видеть всех у себя, так что не стоит долго стоять на пороге!
30.08.16. Мы продолжаем украшать наше детище и совсем скоро приступим к пиару, но уже сейчас наши двери открыты для самых смелых и интересующихся!
26.08.16. Я родился!(с) Ролевая создана, гип-гип! Все админы в составе 4 штука приступают к кропотливой работе по наведению уюта и красоты.
MOST ACTIVE
FLOODERS
BEST EPISODE
BEST POST

HP Aftermath: magic rises

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP Aftermath: magic rises » Storyline » #FunFest [05.06.2008]


#FunFest [05.06.2008]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2hvKj.png
# F U N F E S T

место, время, очередность

жанр, предупреждения

05.06.2008. Лондон, район Инфлид.
Cinna McMurphy, Nickolas Butler, Ersel Ingwerbrot

приключения, экшен, юмор, детектив

Кто из коренных жителей Лондона не слышал о летающей карете Инфилда? Эта карета-призрак уже давно не новость даже магглы привыкли к этой своей достопримечательности, но когда привычная всем старинная карета прекращается в ярко-розовый дилижанс, под управлением вечно хохочущего лепрекона, которая однако все с тем же успехом проезжает сквозь топу и исчезает в тумане из разноцветных блесток... это не может не привлечь внимание.
В то время, как Министерство направляет силы на устранение проблемы и решение ее последствий, общество людей достаточно простых и не знакомых с миром магии в шоке и, наверное, ужасе. Но, возможно, чтобы разобраться может понадобится не одна пара рук и не один взгляд на ситуацию. А взгляд, как известно, вполне может зависеть и от организации.

+2

2

Чуть перекошенный нездоровой помесью недовольства и недальновидности красный рот чешского делегата конфедерации всё никак не желал стираться из памяти, как не спешил выветриваться и дурной душок бесперспективной, бессмысленной и беспощадной политической операции. Говоря начистоту, когда речь идёт об операциях как раз таки сугубо политических, то смыслом или надеждой на успех они редко обременены и вовсе, но, подобно запряжённому в туристическую карету в Мумбае быку, внезапно ужаленному в задницу и приспустившему геть прочь отсюда, любой политической демагогии крайне проблематично, начавшись, прекратить свой неблагородный бег. Особенно, если добрая половина участвующий будут вести себя куда более импульсивно и агрессивно, нежели ранее упомянутый ужаленный зебу, а они ведут, поверьте, как же они ведут. Тем временем, красный рот свела ностальгическая судорога, он несколько раз дёрнулся в диагональ и вытянулся, смазывая углы и контуры, растворяясь в воздухе в районе горлышка закупоренной винной бутылки. Макмёрфи лишь на секунду задержалась взглядом на сомнительном преображении сегодняшнего подарка. Присутствие на заседаниях Международной конфедерации не было суть обязательным, но, разумеется, те из означено важных вопросов, затрагивающих, в первую очередь, дела Магической Британии, требовали участия списка лиц. Список этот — честных, но неподкупных — был ещё большей формальностью, нежели сама необходимость в чём-то подобном. Мерное тиканье где-то между переносицей и мыслью ускоряло процесс переезда сознания на вопросы куда более острые и насущные, оттого расположения к продолжению пустопорожних разговоров в стенах Министерства было не больше, чем к участию в Бирмингемском параде экзальтированных феминисток. Неярко. Красный рот стекал по тёмному стеклу горлышка, стремился поскорее добраться до самого дна, переползти на рабочий стол, впитаться в тяжёлое старое дерево и остаться в жизни английских политиков ещё на долгие и долгие годы предположительно спокойной жизни, — случайным бликом через тёмно-зелёное, транспарентно-красным, невидимым, но с тем цветом, которым его наделило ощущение. Бессмысленным очередным разговором, новой опустевшей кружкой, гулко треснувшей о столешницу крохотного паба на окраине Сохо. Ничего нового, унылое и блёклое повторение того, что все знали, слышали настолько давно, что по определению не способны воспринять в очередной раз. Такие дни - мерзость, излишек, и немалых трудов стоит их минимизация, пусть и лишь в своём собственном графике.
Извечные вопросы. Приходилось ли когда-нибудь задумываться о том, как лемминги или саранча смотрят на атомный реактор? Совершенно реальные лемминги и совершенно гипотетический атомный реактор. Или наоборот. Или гипотетическими будут все участники маленькой сценки. Необходимость физико-биологической аргументации отпадает от фюзеляжа повреждённым при крушении оперением, когда мы используем совсем иные величины. Понимание. Способность объять, воспринять, анализировать, адаптировать, обладать теми же задатками, ведь так необходимо сходство суждений. Человеку никогда не понадобится мнение, которое он не в состоянии понять, чуть реже — принять, и когда речь заходит о сколь возможно благополучном взаимодействии, необходимость учитывать подобное становится чуть более чем объективной. Настолько, что нередко об этом забывают. Многие. Как и умерено юная команда сочувствующих.
Лучше бы, конечно, леммингам.
Каждая мелкая шалость перед магглами — головная боль совсем другого уровня Министерства, оттого насильственное рукопожатие и бредовые состояния собственного ассистента за гранью рабочего дня не вызвали должного одобрения.
Ты ебанулся? — Цинна оторвала страдальческий взгляд от несколько беспорядочно разбросанных по столу заметок. Катализаторы основного действия костероста и дополнения, способные направлять и обосабливать процесс срастания костей, обращая всё больше к целенаправленному "вырастанию", были ныне послерабочей отдушиной, позволившей почти что привычно задержаться в кабинете по наступлению сигнальных сумерек за окном и тишины в министерских коридорах, тишины сонной, вязкой, такой несвойственной этим местам. — Если ты считаешь, что нездоровые фантазии о розовых дилижансах — это именно то, о чём хочет услышать женщина в туманный вечер, то спешу тебя разочаровать, всё зря. Можешь забрать себе эту бутылку, всё равно французское вино, привезённое чешскими политиками — это даже худший презент, чем захватившие экипаж лепреконы. Только заткнись, ради всего минерального, и ухлопывай домой, — возвращая взгляд к заметкам, Мёрф наскоро указала на стопку поодаль, — да, и к бутылочке прихвати, разумеется, вот это. Говорят, под красное вино хорошо работается, а мне нужен отчёт по этой светомерзкой времядробилке завтра ко полудню. Приоритет по времени высокий, по детализации — ниже среднего, это апогей тупой херни от конфедерации о том, как же следует мировой магической общественности относиться к классификации домовых эльфов, ежели в таковой возникнет необходимость.
Тот вечер должен был закончиться переносом собственной бренной туши домой, где можно перейти к эмпирической стороне эксперимента, и без того растянувшегося на определённый срок, но Гален так быстро, судя по всему, сдаваться не собирался. Он был хорошим парнем последние лет тридцать из тридцати, чем определённо заслужил сочувствующий взгляд. Но нельзя сокрыть, каким же было разочарование Макмёрфи, когда ей всё же удалось объять и принять, что розовые дилижансы были не влажными фантазиями помощника, но самой настоящей правдой. О, и это при том, что возможность возникновения бредовых состояний у своего ассистента была бы критически паршивой новостью. По правде говоря, доносить эти сомнительные вести следовало, сперва-наперво, по несколько другой траектории, но неприятным фактором выступило ещё и то, что, оказывается, так и было сделано, однако же воз с розовыми лепреконами — или как там было — и ныне там. Более того, позже, когда с момента вечернего откровения прошло четыре дня, Цинна не единожды касалась этого нелицеприятного и циклически повторяющегося инцидента, но существенных перемен в новой яркой жизни Инфилда Министерству добиться не удалось. Разумеется, информации о том, чьих рук это дело, было решительно недостаточно, учитывая то, что руки эти имели строго абстрактную природу и общее название уже набившего оскомину движения "свободной воли". Водостойкое дерьмо гриндилоу, будто бы охренительно много надобно воли, преимущественно свободной, чтобы надуть иллюзию весьма безвкусно окрашенной кареты и пустить её во физиономии ошалевших магглов. Ох, просто феноменально сильное, решительное волевое действие. Просто-таки Тот, Кто Смог.
Срамота. Но на рассмотрение моральной и идеологической стороны вопроса пока не было времени, а такой катастрофой всё же закономерно занимался отдел происшествий и катастроф. Впрочем, если сперва стиратели бегали и стирали у кучек магглов, обескураженных до глубины души такими пошлыми видами, то когда выпилить летающую карету не удалось, было принято решение, что куда сподручнее передать дело комитету врунов и сочинителей. Другими словами, мелкая выходка крепко заняла голову всех трёх кучек благородного отдела "спаси и сохрани их разум и наш". В остальном, всё же прямое участие министра, разумеется, ли его подельников, да и всех остальных, не предполагалось по вполне понятным причинам. По крайней мере, пока что стряпалась и пропагандировалась диковинная ересь о том, почему инфилдское проклятие восемнадцатого века, проснувшееся, по сути, совсем недавно, вдруг повеселело и значительно преобразилось. Если коротко, то пока всех спасал Святой Патрик. Кажется, ирландцы были счастливы, как сытый питон, и если в ближайшее время новость не сойдёт на нет, а дотянется до всей Ирландии целиком, то впору будет открывать свеженькие питейные и заменять в них стекло на пластик — наплыв рыжих алкоголиков обеспечен. Впрочем, простота текущего объяснения феномена эволюции инфилдского проклятья была успешна настолько, насколько только и требовала ситуация. Трудно представить, было ли повышение ирландского туристического потока в Лондон целью сторонников группировки "покажи всё магглам", но ежели нет, то вскоре карета вполне могла претерпеть самые отвратительные перемены и всё же требовала не объяснения, а ликвидации. Отдел, предположительно, работал.
Крехтяще-пердящее ощущение, издававшее звуки на манер тувинских духовых инструментов, назойливо привлекало к себе внимание, когда Цинна сворачивала с Генотин на Сесил Роад. Тот, кто шастал по ту сторону магической жизни, а также был искушён не только в зельеварении, но и в торговых хитросплетениях этой же области, должен был непременно знать о том, что культурно-развлекательный центр Дагдейл не так прост, как кажется маггловским автомобилистам, вечно заставляющим многоместную парковку подле него до последнего дюйма. Если проследовать по Сесил вдоль данного комплекса, можно заметить два торговых заведения, одно из которых хвастается принадлежностью к сети "Аргос" — это аккурат между срединой дагдейлской автостоянки и автобусной остановкой. Скромная кирпичная стена по правую руку скрывает за собой вход в не менее скромный, но чрезвычайно богатый на разнообразие и широту ассортимента магазинчик, являющийся одним из топ-10 для всякого уважающего себя волшебника, коснувшегося вопросов работы с зельями либо целебными препаратами. И, как уставший прохожий уже мог понять, всё это безобразие расположено в центре Инфилда. Инфилда, Карл!
Ни один Карл, впрочем, не откликнулся на зов, чему виной была, пожалуй, некоторая редкость этого имени для британских краёв и настойчивость всех Чарльзов Объединённого Королевства вместе взятых. Не то чтобы Жан Хосе или Вениамин встречались значительно чаще, но добросердечного Карла в лондонском боро этим вечером встретить не удалось.
Тем временем, пока поиски означенной личности ещё не увенчались успехом, Макмёрфи благополучно расправилась с делами и готова была давать коксу в родные края за первым же поворотом. Задумалась. Отчаянно скрипнувший при торможении автобус словно бы вытащил на мгновение мага из собственных размышлений сугубо рабочего характера и заставил с несколько рассеянным видом безынициативно вытаращиться на это чудесное изобретение человека. Общественный Транспорт. Нет-нет, кроме нехарактерного скрипа, данный автобус ничем не отличался от сотен своих собратьев, но невольно проскочивший в голове ассоциативный ряд притащил единорога за яйца и заставил тотчас поморщиться. Впрочем, даже со скидкой на то, что единорог целиком качественно технологизировался в самый честный дилижанс. В планы на вечер не входило бесцельное скитание по не шибко примечательному району в поисках взрыво-валиреанового прихода в виде столь нашумевшей за последние дни достопримечательности Лондона, но несколько шагов по Сесил Роад всё же было сделано. И ещё несколько.
"Мордред подери, Мёрф, ты позабыла дома дебилоотвод и шизоприёмник". Не дело. Оживлённая улица была ещё лишь едва-едва подёрнута слабым ощущением окончания дня, и пока только зычно перекрикивалась со всеми суетящимися по ней магглами без исключения. Не лучшие условия для прогулки уставшего магического пролетария, особенно, если это Макмёрфи. ММ или Большой Ценитель Человеческого Общества. Абстрагироваться никогда не сложно, если сознание привыкло существовать в собственноручно созданном отсеке. Буфере. Его появление было закономерно и естественно, спровоцировано лишь одной только способностью мыслить, порождающей всё большие и большие различия с теми, кто первый тест на наличие способности всё же провалил. Купол выступал бы вынужденным, но ограничением, когда любое ограничение суть ещё один оборот листа бумаги, сворачиваемого в рулон прямёхонько перед направлением взгляда; узкомыслие и излишняя роскошь, которую никак нельзя было себе позволить. Буфер, заменяющий защитный панцирь, но выполняющий те же функции лишь через избавление от необходимости их выполнения: создание отдельного безопасного места против тщетных попыток фортификации уже имеющегося. Тот укромный уголок, та самая тихая гавань, в которую сознание способно уйти в моменты нужды.
Впрочем, моменты такой нужды возникали раз через минуту, рассеивая назойливый внешний шум, смазывая ставшие нечёткими фигуры прохожих, повышая выдержку до показателя, позволяющего любые движущиеся объекты представлять разноцветными обезличенными полосами, бесформенными и не имеющими смысла. И даже улица Инфилда, по которой сейчас следовала Цинна, преображалась, затихала, давала возможность погрузиться в собственную голову там, где ты уже решил уделить лишние минуты на бесцельное блуждание за розовыми призраками. Призраками любопытства, что имя носили "Ну и чо тут у вас?". Но если одновременно, в одной плоскости и с пересекающимися траекториями следования задумаются два и более субъекта, может приключиться эксцесс.
Любезнейший, где же, блять, ваша карета? — ибо подобные погрешности в навигации и управлении списать на его собственные ноги не представлялось возможным. Сочтя свой вопрос в должной мере риторическим, чтобы предположить, что ответ товарища по столкновению слушать вовсе не обязательно, ирландка, так и не поглядев на любезнейшего, всё же выкарабкалась из собственных внутричерепных размышлений на секунду-другую. Делегаты, подпольные магазинчики, суетливые движения, старинные фолианты и резкий серный запах растаяли и вынудили с неудовольствием признать, что перед глазами всё ещё Инфилд, но ни смысла, ни розовых пони внутри путешествия не появилось. И тут самое время собраться, свернуть за угол и вернуться, наконец-таки, к делам куда более осмысленным. В спешные заметки, международные козни и острые запахи зельевых испарений.

Отредактировано Cinna McMurphy (2016-12-23 15:03:14)

+3

3

Николас в принципе не был человеком из тех, кто как-то брезгливо относился к чему-то. Напротив, он вообще, кажется, был открыт почти для всего. Этакий любитель массовых и персональных затей, в которых очень легко заблудиться. Он предпочитал отдать всего себя процессу, влиться в ситуацию так, как вино вливается в высокий бокал на тонкой ножке. Что сказать - Нику всегда нравилось вино, как частное алкоголя.

Едва узнав о том, что что-то происходит в Лондоне, да еще и там, где не должно происходить, он зажегся неумолимым желанием там очутиться. И, собственно, не умевший отказывать себе в подобных сиюминутных желаниях, он сразу же туда отправился. Слух о том, что теперь дело придется улаживать Министерству, легко пронесся через многих знакомых. Волею судьбы Батлер был тем, кто, оказавшись на нейтральной стороне, был свободен примыкать в своих мнениях и взглядах каждый раз к разной стороне. Собственно, это было частичным объяснением того, почему в его кругу было столь много самых разномастных знакомых, что из Ордена, что из Авалона.

Карета Инфлида. В школьном курсе о ней говорят лишь очень поверхностно, выдавая достопримечательность за дерзкую шутку магглов. Кто-то, разумеется, все равно считал иначе, но особенно углубляться в историю даже не приходилось. Это было не самое удивительное в мире магии и волшебства, поэтому данной карете если и уделяли время, то исключительно в целях познавательных, дабы разнообразить учебный процесс.
Учившийся хоть и хорошо, но все время откуда-то из под парты, Ник вовсе не знал о данной карете ничего. Возможно, что эту лекцию он и вовсе проспал, так как самое неинтересное воспринималось им исключительно как великолепное снотворное. Он никогда и не предполагал, что данная информация сможет ему пригодиться. Но в итоге сейчас, уже подъезжая к необходимому месту "встречи с необычным", британец внимательно изучал всю ту историю, которую мог предоставить ему великий и всемогущий интернет. Понятно, что в нем очень многое требовало отделения от лжи и правды, но все же он неплохо справлялся с фильтрацией информации. В конце-концов, кто тут на самом деле волшебник?

Один из заслуженных (нет) выпускников Когтеврана, уже на своих двоих, направлялся к необходимому месту стычки, но, вместе живописной картины всемирной борьбы, как в супергеройских комиксах и фильмах, увидел лишь целое ничего. Единственное, что могло смутить во всей картине, это пустующий постамент, достаточно большой гранитный кусок плиты, на котором что-то было накорябано. И раз уж увидеть что-то ему не удалось, то Ник, естественно, от природы любопытный дальше некуда, направился к этой самой плите, внимательно ее разглядывая.

Никаких следов варварского снесения скульптуры, даже следом того, что на этом месте вообще когда-то была скульптура, не нашлось. Оставалось только, удивленно приподняв бровь, продолжать всматриваться в табличку на постаменте и проводить параллели. Когда ты всего лишь волшебник с алкогольным производством, ты, в общем-то, особенно не задаешься такой ерундой, как улаживание подобных конфликтов и проблем. Это ведь не является твоей заботой, так почему бы просто не пропустить информацию мимо ушей? Сейчас, разглядывая абсолютно скучный серый кусок камня, он начинал думать, что зря поддался каким-то тихим слухам со стороны знакомых.

-Если ради этого я тащился с другого края города, то мне нужно запить это горе, -вслух устало брякнул тот, все еще пытаясь понять, что, собственно, привело его в таких неблизкие, относительно его поместья, щебеня, кроме слуха о том, что что-то не так с районом Инфлид. Раз уж в данном закутке была лишь одна полу-магическая особенность, то ее он и изучал по дороге. И как назло, ничего похоже на леприконов по дороге не встретил, -Это просто разочарование всего дня, -мужчина как-то излишне весело фыркнул, уже отвернувшись от наскучившего пъедестала под... погодите. Под карету. В непонимании обернувшись назад, Ник неожиданно для себя уловил мысль о том, что что-то тут, Мерлинова борода, не так. В конце-концов, куда мог пропасть целый скульптурный монумент? Не могли же его просто снять и отнести куда-нибудь на чистку к подмастерью местного архитектора времен первой мировой.

Ответ на данный вопрос нашелся сам собой, когда откуда-то со стороны широкой брусчатой улицы послышался какой-то приглушенный, но очень противный смех. Даже не смех, а настоящий хохот. Николас прямо-таки зажегся желанием жить, подпрыгнув на месте, как в давние юношеские годы, когда находил что-то особенно интересное. Авантюризм и жажда движения пылали в крови, наполняли вены и артерии опасной смесью пороха и огня. Впрочем, Батлеру это было не столь важно. Едва поправив костюм, он, изображая из себя серьезного спешащего человека, направился в сторону шума, проверяя ощущение палочки в рукаве рубашки. На всякий случай.

+2


Вы здесь » HP Aftermath: magic rises » Storyline » #FunFest [05.06.2008]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC